В конце строки


В реке я вижу перевёрнутые свечи фонарей и крыши зданий, словно лодки утонувшие, зверей из бронзы, плавающих между серебристых рыб, живущих в русле из гранитных и бетонных глыб, и – кажется, почти что достающие до дна реки, иголки остроносых шпилей, с расстояния руки, мной вытянутой, кажущихся меньше, чем вчера, произведения искусства гончара небесного – из белой глины слепки облаков, застывшие в свинцовой глубине у медяков щербатых звёзд, на дне лежащих в сером иле… Я мог бы их достать сегодня или мне это только кажется?.. Ведь нет?.. Они теченьем сотни тысяч лет смываются к рассвету, верно?.. Закономерно… меня к рассвету оставляя у моста стоящего, смотрящего на ста- рую Москву в холодной, серой дымке, у сквозняка из арки, невидимкой скользящего о край щеки и ткань руки, зажавшей паутиной пальцев сигарету… Я стоя, повернувшись к свету спиной, курю, вдыхая едкий воздух, смотря на чаек белохвостых над линией Москва-реки в конце строки… 2018

0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Сырость по улочкам, скважинам арок скользит на проспекты и Садовое, глянцевое от дождя, кольцо, по которому против и по часовой днём и ночью гуляют те, кто здесь до этого не был ни разу, лицо или

лимонных фонарей мазки над полотном дороги, на мутно-чёрном фоне неба звёзды-недотроги, мосты в тумане, скручена в спираль галактика в пространстве бесконечном, неизмеримом вдоль на поперечном от

На лентах набережных свет дрожит овалами лимонными под спицами чугунных чёрных фонарей. По океану неба тучи чёрно-серые плывут финвалами – предвестники ударов молний, ливневых дождей, скрывающих н