Географ умер


Смотря на Обводной канал, печаль осеннего оттенка холодный дождь плеснул в бокал луж чёрных около пристенка гранитной арки у моста, взлетевшего дугой над гладью реки, застывшей в окнах ста домов, расчерченных в тетрадях красивым почерком колонн, фасадных барельефов, сгибов крыш, только что попавших в тон невнятных мыслей индивидов из неизвестных, разных стран на глобусе в блестящей краске, где в круг сплетён меридиан под тонким кончиком указки географа в очках и кофте из шерсти над обвисшим пузом, мечтавшего о белом лофте у моря под Пуэрто-Крузом, подальше от тоски осенней, тупых учеников своих, безденежья, нравоучений жены, детей, ему чужих, орущих, жрущих его деньги и ждущих папу к выходным, их бросившего и к спортсменке с красивым бюстом, неземным лицом ушедшего два года тому назад, пройдя развод, скандалы в роли "дна", "урода", объекта для гнилых острот её подруг-домохозяек, жующих чипсы и вино по две бутылки выпиваю- щих за вечер под кино дешёвое, как их одежда, косметика за сто рублей, внушающая им надежду на скрытие морщин, прыщей от сладостей, перееданья и старости (всё может быть) ... "Иван Петрович, до свиданья!"... Звонок на перемену... Выть ему вдруг хочется... Тоскливо он смотрит на квадраты парт потёртые... Кровь, как чернила, вскипая, рвётся в миокард, давленье повышая в венах, стучит, пульсируя, в висках звенящей вдалеке сиреной бюджетной скорой, во дворах застрявшей где-то... Люди в белом… В шприце адреналин... "Давай, коли скорей!"... Душа над телом его летит... быть может, в рай. 2016

0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

давно идут дожди, дней пять уже, наверное, смывая всё подряд: от отсыревших каменных домов до улиц, набережных, почерневших львов до чувства лёгкости и грусти эфемерного, как будто, детского, наи

от проезжающих внизу по улице машин свет фар ползёт по потолку и тонет в темноте ночь, в свет далёких звёзд макая мастихин, размазывает облака в небесной высоте, горбы мостов изогнуты, подсвечены

5/6-7 изогнутая волнами, мостами набережная Фонтанки жёлтыми, белыми фонарями освещена в ряби воды плещутся их отражения, как из ранки светом кровоточащие окна и пелена плотно-шагреневых штор и