Закат



Над крышами домов свинцово-серых небо тает. На горизонте в алой дымке солнце тонет всё сильней. В его лучах, как в драгоценной золотой оправе, Москва сияет россыпью янтарных бликов и огней. Её загадочные линии, изгибы, очертания в металл закованы и блеск витринных аспидных зеркал, гранитом выложены арки, балюстрады, здания, в бетоне между ними – третьего кольца оскал. Печально, всё сильнее светятся фонарные изогнутые пики, выпуклости ламп, щиты с подсветкой и панно рекламные, трамваи красно-синие, стоящие у дамб напротив дома двадцать два: у них конечная… Водитель, осмотрев салон, выходит покурить… Я мимо прохожу… За мной беспечная дворняга, цокая когтями, медленно бежит. Темнеет незаметно так… Плывут горчичные, с оттенком серого графита тучи-облака, цепляясь щупальцами согнутыми и косичками дождя внезапного за крыши зданий, их бока. Но он внезапно, также как вначале, прекращается – и в пятнах сырости темнеет всё ещё быстрей, но только глянцево-зеркальное уже, блестящее, с оттенком жёлтого зажжённых фонарей. 2013.09

0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Сырость по улочкам, скважинам арок скользит на проспекты и Садовое, глянцевое от дождя, кольцо, по которому против и по часовой днём и ночью гуляют те, кто здесь до этого не был ни разу, лицо или

лимонных фонарей мазки над полотном дороги, на мутно-чёрном фоне неба звёзды-недотроги, мосты в тумане, скручена в спираль галактика в пространстве бесконечном, неизмеримом вдоль на поперечном от

В реке я вижу перевёрнутые свечи фонарей и крыши зданий, словно лодки утонувшие, зверей из бронзы, плавающих между серебристых рыб, живущих в русле из гранитных и бетонных глыб, и – кажется, почти