Может быть, однажды


На тротуарах лужи, как озёра чёрные, лежат, в них отражаются дома, столбы фонарные, оттенки света, деревьев сетка, крыш, ещё не высохших, пологий скат, шаги широкие какого-то поэта. На горизонте между зданий на семи холмах закат пунцовый в белой дымке тлеет из остатков лета, как комья рыже-серой ваты, воробьи на проводах трещат заученно. Дымится сигарета в руке у хрупкой девушки лет двадцати, похожей на Алсу, в конце Садовой под зонтом кафе с названьем романтичным. Она пьёт кофе чёрный, тыча ложечкой серебряной в тирамису, разглядывая проходящих мимо иногда, хоть это не прилично. Плывут автомобили глянцевой рекой без счёта и числа, хрустальный свет фонарных ламп овалами муаров скрепляет пыльные пилоны из изогнутого толстого стекла с асфальтом и покрытой темно-красной плиткой лентой тротуаров. Одновременно наверху блестит луна из лайма и осколков льда в прозрачной дымке белых облаков с соломинкой, бумажных и свет звезды - чуть справа, что кому-то где-то иногда укажет путь и, может быть, спасёт однажды. 2013.06.24

0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Сырость по улочкам, скважинам арок скользит на проспекты и Садовое, глянцевое от дождя, кольцо, по которому против и по часовой днём и ночью гуляют те, кто здесь до этого не был ни разу, лицо или

лимонных фонарей мазки над полотном дороги, на мутно-чёрном фоне неба звёзды-недотроги, мосты в тумане, скручена в спираль галактика в пространстве бесконечном, неизмеримом вдоль на поперечном от

В реке я вижу перевёрнутые свечи фонарей и крыши зданий, словно лодки утонувшие, зверей из бронзы, плавающих между серебристых рыб, живущих в русле из гранитных и бетонных глыб, и – кажется, почти