Петербург


В холодной вечной мороси, порывах ветра простывший город на пологих берегах Невы страдает от нехватки ультрафиолета. Его и днём, и ночью охраняют львы и всем известных мёртвых изваянья, что в парках и на улицах стоят, на площадях, стирая постепенно между временами грань. Я смотрю на них и всадников на лошадях вдруг вижу, франтов и кареты в лаке, записных красоток в лионских платьях, острые штыки солдат, старух иссохших, знающих свой околоток на 5 (хотя им кажется – на 25), оград чугунных мрачные, тяжёлые решётки, малоэтажных, вместе сцепленных домов фасады, двух пожарных, с помощью лебёдки поднять пытающихся лестницу, судов бока полуутопленные в чёрном масле моря солёном, как всегда, разбавленном дождём, с монументальным крейсером «Аврора», горе, в блокаду свёрнутое немцами кольцом, на небе чаек тени, белые кресты на окнах и красные – на ГАЗ-55 и ЗиС, блик смерти в круглых запотевших стёклах Хрущёва, выгнутый дождём карниз, о край которого вдруг зацепилось время Поэтов, в памяти у нас ещё живых: Блок, Гумилёв, Ахматова, Есенин, несносный Пушкин также среди них, и Бродский, на суде не вставший на колени... Всё также этот город помнит их… 2015.12.27

0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

давно идут дожди, дней пять уже, наверное, смывая всё подряд: от отсыревших каменных домов до улиц, набережных, почерневших львов до чувства лёгкости и грусти эфемерного, как будто, детского, наи

от проезжающих внизу по улице машин свет фар ползёт по потолку и тонет в темноте ночь, в свет далёких звёзд макая мастихин, размазывает облака в небесной высоте, горбы мостов изогнуты, подсвечены

5/6-7 изогнутая волнами, мостами набережная Фонтанки жёлтыми, белыми фонарями освещена в ряби воды плещутся их отражения, как из ранки светом кровоточащие окна и пелена плотно-шагреневых штор и