Ты у окна


Плывут по небу медленно и плавно сугробы в инее замёрзших облаков, стирая синь с небесного экрана и охлаждая солнца ярко-жёлтый штоф. Внизу пылится в плоскости рельефа Москва с размытым смогом контуром лица, в ней, как сосуды, улицы - кривыми барельефа - людьми забиты. Громко, без конца шумит толпа нарядная, гудят машины, играет где-то вяло, сонно джаз, в костюмах строгих важные мужчины ведут детей с цветами в первый класс. Навстречу девушки в коротких платьях: полупрозрачный ало-синий шёлк их овевает нежно, сексуально, в такт их шагам. Я их разглядываю, так как знаю толк. На площадях полупустых осенний ветер прохладным запахом цветочного вина пьянит, напоминая о прошедшем лете, втекая вглубь открытого окна. Ты возле штор (под стать стереотипам) стоишь и смотришь вниз на улицу. Цветёт под окнами молочным многоцветьем липа, в оттенки ветра наливая мёд. На тротуаре возле клумбы кот лениво лежит в горячем солнечном пятне, следя за голубем одним, что нагло мимо шагает медленно, как будто он в броне. Гремя на стыках тротуарных вмятин, везёт тележку с мётлами узбек: он истощён немного, загорело-смугло-аккуратен и, может быть, красив ещё. Ты куришь тройку «Вог», манерно выдыхая холодно-серый, мятно-терпкий дым, потом, задёрнув шторы, закрываешь окно и таешь в темноте за ним. 2013.04.11

0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Сырость по улочкам, скважинам арок скользит на проспекты и Садовое, глянцевое от дождя, кольцо, по которому против и по часовой днём и ночью гуляют те, кто здесь до этого не был ни разу, лицо или

лимонных фонарей мазки над полотном дороги, на мутно-чёрном фоне неба звёзды-недотроги, мосты в тумане, скручена в спираль галактика в пространстве бесконечном, неизмеримом вдоль на поперечном от

В реке я вижу перевёрнутые свечи фонарей и крыши зданий, словно лодки утонувшие, зверей из бронзы, плавающих между серебристых рыб, живущих в русле из гранитных и бетонных глыб, и – кажется, почти