У окна

В кривой изогнутой Невы квадраты старых серых зданий застыли, подпирая швы судов без буквенных названий. Над силуэтами зверей застыли сажей кипарисы, в овалах жёлтых фонарей снежинки чертят биссектрисы. Холодный ветер облака толкает в небе еле видно. Луна лимонно-высока, стыдлива, девственна, невинна, Застыла в инее, желтея в огне невидимой звезды. За ними Млечный Путь белеет в чертогах звёздной пустоты. Контрастом белый снег кружится, рисуя в воздухе метель. Уже двенадцать. Мне не спится. В углу остывшая постель. Курю на кухне, выдыхая дым в приоткрытое окно, вдруг постепенно замечая кометы яркое пятно. Часы надменно отрывают от вечности минуты, дни, в мозгу нейроны умирают, как в небе звёздные огни. Тону от тысячи пробоин, дождём срываясь в водосток. Я не добился, не достоин, закономерно одинок. Дошла до фильтра сигарета. Тушу окурок о зазор стены и края парапета, морозный на стекле узор дыханьем превращая в воду из снега, как глоток вина оставленный мне, антиподу Поэта, ночью у окна. 2013.03.16

0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

давно идут дожди, дней пять уже, наверное, смывая всё подряд: от отсыревших каменных домов до улиц, набережных, почерневших львов до чувства лёгкости и грусти эфемерного, как будто, детского, наи

от проезжающих внизу по улице машин свет фар ползёт по потолку и тонет в темноте ночь, в свет далёких звёзд макая мастихин, размазывает облака в небесной высоте, горбы мостов изогнуты, подсвечены

5/6-7 изогнутая волнами, мостами набережная Фонтанки жёлтыми, белыми фонарями освещена в ряби воды плещутся их отражения, как из ранки светом кровоточащие окна и пелена плотно-шагреневых штор и