32

Жара за тридцать – тридцать два. Нет ветра. Солнце превентивно всех истребляет, но сперва – меня. Противно. Застыли в линиях дорог автомобили парадигмой. В одной звучит тяжёлый рок, в другой – Enigma. Напротив – белый Ford Transit, стоит у жёлтой остановки. В нём толстый армянин сидит – с татуировкой. В салоне /очень не бодры/ сидят бессильно пассажиры. Они, потея от жары, пока что живы. Кальян на мяте в чайхане курю, пуская дым. Девица сидит напротив. Может, мне жениться? 2013.06.29

0 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Сырость по улочкам, скважинам арок скользит на проспекты и Садовое, глянцевое от дождя, кольцо, по которому против и по часовой днём и ночью гуляют те, кто здесь до этого не был ни разу, лицо или

лимонных фонарей мазки над полотном дороги, на мутно-чёрном фоне неба звёзды-недотроги, мосты в тумане, скручена в спираль галактика в пространстве бесконечном, неизмеримом вдоль на поперечном от

В реке я вижу перевёрнутые свечи фонарей и крыши зданий, словно лодки утонувшие, зверей из бронзы, плавающих между серебристых рыб, живущих в русле из гранитных и бетонных глыб, и – кажется, почти